Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе третьего созываПредполагавшееся выступление на пленарном заседании государственной думы по президентскому проекту федерального закона “о формирова

Предполагавшееся выступление на пленарном заседании Государственной Думы по президентскому проекту Федерального закона “О формировании Совета Федерации”

Выступаю в личном качестве, как депутат Совета Федерации первого созыва, который тогда напрямую избирался населением.

Крупнейшей ошибкой Государственной Думы первого созыва было принятие закона о формировании Совета Федерации, который заменил выборность Совета Федерации его формированием из членов по должности. В результате мы получили уникальную ситуацию, когда губернаторы одновременно являются сенаторами, работают на непрофессиональной основе по принципу: землю попашут, попишут стихи, и почти не пропускают социальных законов.

Но сегодня мы, похоже, собираемся совершить вторую ошибку, приняв в первом чтении законопроект, предложенный Президентом. Давайте посмотрим на него объективно.

Законопроект имеет три очевидных достоинства:

  • во-первых, он устраняет губернаторов из верхней палаты и, тем самым, грубое противоречие нынешнего Совета Федерации принципу разделения властей, когда те, кому положено исполнять законы, сами же их и принимают.
  • во-вторых, хорошо бы еще, если сама эта Конституция соответствовала демократии, логике и законам политической науки.
  • в-третьих, он делает Совет Федерации профессиональной палатой профессионального парламента и это нужно приветствовать.

Но этим достоинства законопроекта исчерпываются и многократно перекрываются его недостатками.

Во-первых, к нынешним членам Совета Федерации можно по-разному относиться, можно с ними соглашаться или не соглашаться. Нельзя не видеть, что через системы трансфертов и другие каналы они зависимы от исполнительной власти, но нельзя не понимать, что это тяжелые политические фигуры. Сейчас нам предлагают заменить их пешками. Эти пешки будут дважды зависимы. С одной стороны от тех, кто их направил в Совет Федерации, с другой, от исполнительной власти, и не смогут принять буквально ни одного решения самостоятельно. Более того, одна из этих пешек станет третьим по важности ферзем российской политики. Доверять такой палате решение важнейших вопросов российской политики более чем странно.

Во-вторых, новые члены Совета Федерации будут абсолютно неподконтрольны избирателям. Если нынешние губернаторы и руководители законодательных собраний прямо или косвенно отвечают перед населением своих регионов, то новые члены Совета Федерации будут отвечать только перед губернаторами и лидерами законодательных собраний. Следовательно, законы, направленные на улучшение жизни народа будут проходить через новый Совет Федерации еще хуже, чем через прежний.

В-третьих, нам говорят, что новый Совет Федерации создается по типу Германского Бундесрата, но забывают одну маленькую деталь: Бундесрат это верхняя палата парламента в парламентской республике. Он уравновешивает чрезвычайно сильную нижнюю палату. Кто в этом сомневается, пусть сравнит Бундестаг с Государственной Думой: у них парламент формирует правительство, у нас правительство формирует парламент. Они контролируют исполнение законов, мы такого права лишены и не можем даже внести закон без заключения правительства. Наконец большинство в две трети депутатов Бундестага обеспечивает принятие любого закона, а у нас в 90% случаев закон принять невозможно без согласия Президента и Правительства.

Теперь нам предлагают к полуправной нижней палате Парламента добавить еще и чрезвычайно ослабленную верхнюю палату пешек. Парламент России в этом случае окончательно превратится в придаток исполнительной власти.

Вообще политическая система общества это не магазин, это не супермаркет, где с разных полок можно выбирать себе товары по вкусу, не имеющие отношение один к другому. Это именно система. И когда мы пытаемся к суперпрезидентской республике по латиноамериканскому образцу добавить еще и слабую верхнюю палату по образцу германскому, получается, мягко говоря, странный гибрид. Помните, как у Гоголя Агафья Тихоновна выбирала себе мужа. Имена не помню, но смысл был такой: если бы губы Никанор Ивановича прибавить к носу Ивана Кузьмича, а потом глаза Иван Сергеевича, то получилось бы очень даже ничего.

Кажется, в политике мы пытаемся поступить наоборот: к сколеозу Василь Василича прибавить храмоту Ивана Ильича и все это соединить с талией 60-го размера Полиграф Полиграфыча. Ничего доброго из этого не получится, а будет лишь дальнейшее свертывание и без того чрезвычайно урезанных остатков российской демократии.

В Государственную Думу депутатом Мизулиной внесен альтернативный законопроект, который предусматривает выборность членов Совета Федерации и более или менее согласует эту позицию с конституционными формулировками. Я знаю, многие думают, что ко второму чтению в президентский проект можно встроить выборную структуру. Однако, на самом деле это также невозможно, как пристроить, например, небоскреб к землянке. Проект Мизулиной поддается улучшению в направлении большего соответствия Конституции. Президентский проект улучшению в направлении большего соответствия демократии не поддается. Призываю Вас не совершать очередной политической ошибки и принять в первом чтении проект депутата Мизулиной.

Спасибо.