Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыСтенограммы заседаний комитета госдумы по образованию"правовое обеспечение государственной регламентации образовательной деятельности: проблемы и пути решения"

"Правовое обеспечение государственной регламентации образовательной деятельности: проблемы и пути решения"

Олег Смолин:

Уважаемые коллеги, уважаемый президиум!

Как куратор двух экспертных советов я хочу остановиться на трёх вопросах. Первое – оценка ситуации, второе – чего не делать, и третье – как сказал бы Пушкин, куда же нам плыть.

Начну с оценки ситуации. Понятно, что современная процедура аккредитации оценивает преимущественно качество оформления документов и имеет, скажем так, весьма относительное отношение, да простится мне тавтология, к реальному качеству образования.

Уважаемые коллеги, хочу напомнить, например, что в России ни один электронный университет или позиционирующий себя как электронный аккредитации не прошёл, хотя в мире это ключевое направление развития образовательной политики. Мало того, многие перед аккредитацией сокращают сетевое обучение, базовые кафедры, поскольку по этим позициям очень трудно документально правильно отчитаться. Один из знакомых ректоров многолетних мне говорил, что в 90-х годах его вуз вообще работал без юриста, сейчас не справляется целое юридическое управление. Причём, коллеги, обращаю ваше внимание, часто образовательное сообщество само накручивает такие позиции в образовательных стандартах, по поводу которых потом возмущается при проверках Рособрнадзор. Для меня очевидно, что ситуацию так или иначе нужно менять.

Второе. Коллеги, по поводу предложений делить вузы на сорта. Я представляю в Государственной Думе российскую провинцию, этого не стесняюсь. Так вот, у меня в Сибири предложение делить вузы на сорта однозначно оценивают так: как образовательный колониализм. Я вообще противник пирамидальной системы образования, которая сейчас была создана у нас в стране, потому что она оттягивает ресурсы у большинства вузов. Особенно для меня удивительно, что предлагают люди, которые считают себя системными либералами, и при этом пытаются исключить конкуренцию в образовании. Коллеги, парадоксальная ситуация, но мне приходится защищать либеральные ценности от либералов.

Я абсолютно поддерживаю предложение развивать он-лайн курсы, так делается во всём мире, иначе происходит утечка умов из страны. Но почему он-лайн курсы должны разрабатывать только представители так называемых ведущих вузов, коллеги? Ну, я извиняюсь, нет, жаль, как я понимаю, Ярослава Ивановича Кузьминова, я пользуюсь результатами их работ активно в Государственной Думе. Но я не раз участвовал в конференциях с участием ведущих профессоров Высшей школы экономики, я извиняюсь, разницы в классе не чувствовал. И сейчас готов был поучаствовать по качеству лекций в конкуренции, например, по образовательной политике с любым из уважаемых мною профессоров уважаемого учебного заведения. Откуда ложное представление, что приличные профессора могут быть только в так называемых ведущих вузах? Это неправильно.

Третье. Куда же нам плыть? Концепция закона "Об образовании" в редакции 1992 и 1996 годов была простой. Независимая аттестационная служба принимает выпускные экзамены, если половина студентов сдают эти выпускные экзамены, вуз получает аттестацию, а по результатам аттестации, соответственно, аккредитацию. Всё.

Понятно, что не знаю, готово ли сейчас образовательное сообщество вернуться к такой версии, но обсуждаются самые разные версии, которые бы перенесли центр тяжести с формальных процедур на оценку реального качества образования. Ну, например, увеличение числа преподавателей других вузов, в том числе, пожалуйста, ведущих, и представителей Рособрнадзора при проведении соответственно выпускных экзаменов. Одна из версий, уважаемые коллеги. Причём мне представляется, что это было бы, наверное, даже и не дороже, чем большое количество представителей Рособрнадзора при документарных разного рода проверках.

Второе. Учёт трудоустройства и мнение работодателей. То есть смысл того, что я предлагаю – переносить центр тяжести от процедуры на оценку результатов, качество. Кстати, Сергей Алексеевич, я попытался бы ответить на вопросы: сокращать те документы, которые говорят о процессе и сохранять те документы, которые говорят о результатах, характеризующих реальное качество образования. Обсуждается вопрос о тестировании не в качестве замены дипломных работ, а в качестве допуска к защите дипломных работ, и в этом случае тесты должны быть простыми, чтобы просто было понятно, не утратили ли люди, получающие высшее образование, образование среднее, как это очень часто бывает.

Возможны разного рода комбинированные варианты оценки качества реального образования, но смысл их предельно простой.

Уважаемые коллеги, я бы попросил в число тех советов, которыми рекомендуется включить в рекомендации парламентских слушаний, включить также советы по негосударственному образованию и частно-государственному партнёрству и по информационным технологиям, поскольку у них тоже явно есть интерес к этой теме.

В заключение хочу сказать, коллеги, что мы поддержали закон по изменению 92-й статьи закона "Об образовании" в надежде, что этот закон будет первым шагом по направлению уменьшения количества документов и приближения к оценке реального качества образования, мы намерены в этом отношении работать.

Главное же, как мне сейчас представляется, не принимать таких методов лечения, которые могут оказаться хуже самой болезни. Принцип: не навреди – нам нужно соблюдать.

Спасибо.